Телевикторина


Что мне делать?
Убежать осталось?
Что мне делать?

 

Хоть беги на горную вершину,

Хоть в морскую погрузись пучину, –

От годов себя ты не избавишь,

Старость восвояси не отправишь.

 

Эй, Кязим, трудись всегда, всечасно,

И, трудясь, ты не вздыхай напрасно!

Куй стихи с железом воедино, –

Вот где высшей мудрости вершина!

 

Прогони унынье в эту пору,

Мудрость ты возьми себе в опору.

Ты трудись упорно, непокорно,

Куй железо, стих слагай у горна!

 

1913

*  *  *

 

Стал мрачен свод небес, над саклями нависший,

И горести, как снег, посыпались на крыши.

Аллах, Аллах, взгляни на горы! В самом деле:

Их головы от бед и горя поседели!

 

1913

 

 

*  *  *

 

Кязим, к чему твой стон и вздох глубокий?
Как волчий вой – твой голос одинокий.

Ты обратил глаза на мир жестокий,

И брызнули на землю слез потоки.

 

1914

 

*  *  *

 

Немало горьких слов ты людям даровал,  Кязим,
Ты проклинал, Кязим, ты горевал, Кязим,

Но можно ль на земле прожить без горьких слов,

Когда нам смерть грозит от множества волков?

 

1914

 

1914 ГОД

 

Вновь охвачен мир войной кровавой,

Умирает мирный труд природы.

Проклят царь, владеющий державой:

Он принудил враждовать народы.

 

На войну уходят молодые,

Остаются матери в тревоге.

Грозно, как обвалы снеговые,
Низвергаются на нас налоги.

 

В мире нет покоя и надежды,

На две части он войной расколот.

Не хватает у людей одежды,
Надвигается угрюмый голод.

 

Губит на земле один другого,

Горе и беда на белом свете,

Мертвый хочет задушить живого,

А народ за все, за все в ответе.

 

Ныне в мире правит злое время,

Нас, несчастных, плавит злое время,

Все живое давит злое время.

И сердца кровавит злое время.

 

Справимся и с этим тяжким горем!
Стойте, горы, как всегда стояли:
Стойкости учась у вас, – поборем

Все невзгоды мира, все печали!

 

1914

 

*  *  *

Да будут прокляты насильники стократ!

Как угли в очаге, сердца у нас горят.

Но в правду веровать, как в хлеб насущный, будем,

Надежду посохом избрав на радость людям.

 

1914

 

*  *  *

Кругом жестокий вихрь, тяжелый снегопад,

Но горы, как всегда, без трепета стоят.

В годины бедствия, тревоги и невзгод

Учись у наших гор, несчастный мой народ.

 

1914

 

*  *  *


Идет в ауле дождь, блестя, шумя, струясь,

И с каждой улицы он всю смывает грязь.

Но смоют ли с людских сердец клеймо кручины

Те ливни грозные, что падают с вершины?

 

1914

 

*  *  *

В трубу моей сакли падает черный снег.
Стучится тревога, просится на ночлег.

Скажи мне, тревога, злая гостья моя,

Ужели другого нет у тебя жилья?

 

1915

 

*  *  *

Кинжальных ран и пулевых не счесть на нашем теле,