Телевикторина

 

Дочь

Нет, дочерью, презренный,
Меня ты не зови!

Твой двор, твой сад и стены –
В крови, в крови, в крови!

 

Твой дом – приют могильный,
Где мертвые сердца.

Нет у меня, бессильной,

Ни дома, ни отца!

 

 

Хан

 

Две тысячи  отменных

Я дам тебе коней,

Сто  тысяч драгоценных
Пришлю  тебе  камней.

 

Я с золотом верблюдов

Сгоню к тебе во двор,

И блеском изумрудов

Ты свой утешишь взор!

 

Дочь

К чему, к чему мне камни

И золото казны?

Одежда не нужна мне

И кони не нужны!

 

Мой светлый  мир убили,
Убили солнце дня:

Оно  лежит в  могиле,

К себе зовет меня!

 

 

Хан

 

Даруй мне, дочь, прощенье!
Скончался Бузжигит,

А мертвых возвращенье

Живой не сотворит.

 

Живой скорбит о многом,

А мертвый – мертв навек.

Могу ли спорить с богом

Я, слабый человек?

 

Гробницу я построю,

И Бузжигита прах

В гробнице успокою

У времени в руках.

 

8

И вот, как знатный воин,

Сын зодчего лежит.

Навеки успокоен

В гробнице Бузжигит.

 

Но с Бузжигитом рядом

Отцом погребена

И дочери отрада,

Надежда и весна.

 

Не слышали в столице,

Что плачет Зулейха,

Что заперлась в гробнице

У гроба жениха.

 

Здесь, здесь – любимой место:
Любовь зовет сюда!

С возлюбленным невеста
Осталась навсегда.

 

Жестокость разлучила
Влюбленных молодых,

Но спрятала могила

Их, мертвых,  от живых.

 

Никто с  тех пор  поныне

Не смог  открыть врата, –
Прочней,  чем  все твердыни,
Гробница заперта...

 

Познав  судьбы суровость,

Но  движимы добром,

Мы тоже нашу повесть

На все замки запрем.

 

Влюбленные! Рыдая,
склоняется рассказ:

Поэзия седая

Оплакивает вас.

 

Пускай узнают горцы,

Как, дни связав свои,

Погибли ратоборцы

Раздавленной любви.

 

Но, чтобы в человеке

Свет мысли не погас,

Огонь любви навеки

Горит для нас – ив нас.

 

О  нем,  живом, победном,

В любой своей строке

Кязим поет на бедном
Балкарском языке.

 

1910-1917

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

«К тебе я хотел перебраться в челне…»

«Холмик мы не приравняем к скалам…»

«Чую твоего жилья тепло…»

Жалоба

Сетования девушки

«Храбрость острее любого кинжала…»

Откровенное слово

«Только вышел я из сакли на заре…»

«Я слагаю стихи и железо кую…»

Хорошее слово

Моему псу

Завещание сыну

Воробей, который зимою сел на нашем дворе

Хвастливому княжичу

«Входит в наши аулы туман из ущелий…»

«Я сравню тебя с моей стрелою…»

«Порою на вершине снег блистает…»

«Если дождь прошел и дали светла…»

«Серый камень сорвался с утеса…»

«Избороздил я много бурных вод…»

«Горя много, счастья мало, путь тяжел…»

«Если б знал, где для родины счастье найти…»

«Багдад посетил я, увидел Стамбул…»

«Мир – тяжкая трона, где скорбь и горе…»

«У турков, арабов проделав скитаний круги…»

Строки письма, посланного домой из Аравии

«Свое метнул я слово, как стрелу…»

«Мы овцы. Ближе, ближе стая волчья…»

«Скорбит земля родная, плачут реки…»

Мать охотника

Колыбельная песня

Труженику

«Несчастный мой народ, я твой удел постиг…»

«Шумя, с отвесных гор сбегают вниз потоки…»

«Сегодня князь Сюйюнч Ахмата-бедняка…»

«Кто бы нам чувяки сшил без платы…»

Правда

Ослику с израненной спиной

Стихи, сказанные одинокой иве у горной реки

«В аулы к нам беда легко находит путь…»

Что мне делать?

«Стал мрачен свод небес, над саклями нависший…»

«Кязим, к чему твой стон и вздох глубокий?..»

«Немало горьких слов ты людям даровал, Кязим…»

1914 год

«Да будут прокляты насильники стократ…»

«Кругом жестокий вихрь, тяжелый снегопад…»

«Идет в ауле дождь, блестя, шумя, струясь…»

«В трубу моей сакли падает черный снег…»

«Кинжальных ран и пулевых не счесть на нашем теле…»

Моя старая сакля

«Толкуют о царе, о войске говорят…»

Берите оружие!

Разговор со старостью

Много видел Кязим

Мой старый кувшин

«Послушайте,  люди, что скажет  Кязим…»

«Нагрянет смерть, – мой пес мне лаем не поможет…»

Моя корова

Раненый тур. Поэма

Бузжигит. Поэма.