Телевикторина

Не мучь обоих нас!

Я за Зейтуна выдам

Тебя в  счастливый час.

 

Блестящие наряды,

Нет счета жемчугам!

Служанки будут рады

Упасть к твоим ногам!

 

Богата несказанно

Поймешь, что мир хорош,

С Зейтуном, сыном хана,

Ты счастье обретешь.

 

И что ни день – все новый
Верблюдов караван

С алмазами, с обновой,

С парчой из дальних стран.

 

Дочь

Я клятвы не нарушу.

Не мучь меня, отец.

Оставь, оставь мне душу:

Мне дал ее творец!

 

К чему мне роскошь юга,
Парча и бирюза?

К чему вдали от друга

Мне зрячие глаза?

 

С алмазами верблюды

Пусть радуют других, –

Пусть их прельщают груды
Товаров дорогих.

 

Мне Бузжигит дороже

Всех царских сыновей,

Чем всей земли вельможи,

Мне взор его милей!

 

Хан

Дитя!  В державе целой

Ты мне — как солнце  дня.

Я очень стар. Не делай
Посмешищем меня!

 

Дочь

Над сердцем я не властна,
Прости меня, прости!

Любовь моя злосчастна,

Нельзя меня снасти.

 

Хан

Последнее ли слово

Сказала, не шутя.

Что сделал я плохого

Тебе, мое дитя?

 

Дочь

Ты дал мне жизнь, веселье,

Я без забот росла.

Ни разу мне доселе

Не причинил ты зла.

 

Прости, даруй мне милость!
Люблю тебя, отец,

Но твердо я решилась

Покинуть  твой дворец.

 

 6

 

Хан понял: страсть  такая

Одержит верх в  борьбе.
Остался он, вздыхая,

А  дочь  пошла к себе.

 

Подумал хан-убийца:

Опасен Бузжигит.

Здесь кровь должна пролиться, –

Да будет он убит.

 

Содеяли насилье

Подвластные ему:

Строителя схватили

И бросили в тюрьму.

 

Его во мраке ночи

Убили палачи...

Не ведал старый зодчий,

Что сын убит в ночи,

 

Что сердце Бузжигита –

Папучая  звезда,

И вот в земле сокрыто

То сердце навсегда.

 

Погибли эти руки,

И мастерство, и дар,

И зрелый свет науки,

И сердца первый жар.

 

Как проклинали б камни,

Имея голоса,

Как плакали бы камни,

Будь у камней глаза.

 

Земля, твоих рыданий

Что может быть страшней?

Он столько светлых здании
Возвел бы из камней!

 

Когда бы солнце знало,
Насколько гнет жесток,

Надел бы покрывало
Печальное Восток.

 

Холодным льдом покрыты,
Замолкли б родники,
Известьем злым убиты,

Увяли б цветники,

 

Узнав об этом горе,

Засохли б дерева

И почернела б вскоре