Телевикторина

О ране  своей  забывая,
Взбирался он вверх по скале, –
Влекла его воля живая,

Что людям нужна и земле!

 

За  раненым гнался убийца,

Чтоб тут же расправиться с ним,
Чтоб крови горячей напиться, –
И волка заметил Хашим.

 

Охотник ружье свое вскинул,

И выстрел раздался, и волк
Траву, задыхаясь, раздвинул,
Упал и навеки умолк.

 

Почудилось туру, что снова
Грозит ему пуля врага.
Предчувствия полон дурного,
Взглянул он,  откинув рога.

 

Но были напрасны  тревоги,

Охотник исполнил  свой  долг:

О тур,  ты  спасен,  круторогий,
Дождался погибели волк!

 

Охотник стремился  ко благу:

У бедных свобода  в  чести.
Бедняк, пожалел он беднягу

И  туру  позволил уйти.

 

4

 

За раненым из-за обрыва

Следил неотступно Хашим,

А  тур  побежал торопливо

И  скрылся  за склоном  крутым.

 

В горах заживет его рана,

И вновь, озирая луга,

Для  стада он  станет  охраной,
Степенно  откинет рога.

 

Ты пули не бойся каленой,

О  тур круторогий, живи,

В Свободу и  горы  влюбленный,
Во имя  бессмертной любви!

 

Животному волю даруй,

Подумал охотник Хашим:

«Сегодня  стрелять не смогу  я», –

И  вниз возвратился пустым.

 

Детишки встречают на тропке:
«Отец, турье мясо принес?»

Но  только мучнистой     похлебки

Поесть им в тот  вечер  пришлось.

 

О  раненом туре хозяйке
Охотник поведал  рассказ,
Поведал жене без  утайки

О том, что несчастного  спас.

 

«Спасибо за доброе дело, –
Сказала Хашиму жена, –

Я  б  тоже его пожалела.

Как  славно, что жизнь спасена!

 

А мы кое-как перебьемся,

За  нас не  тревожься,
Хашим, Без мяса  теперь  обойдемся,
Похлебки своей поедим».

 

5

 

Вершины закат окровавил,
Вступает в селенье закат.

К охотнику в саклю отправил
Работника князь  Джамбулат.

 

Свирепого князя работник

И вечер – явились вдвоем:

«Мой князь тебя кличет,  охотник,

Давай-ка со мною пойдем!»

 

Тот голос, угрюмый и резкий,
Страшнее лесных голосов.

Хашим в своей рваной черкеске
Выходит на княжеский зов.

 

«Мир дому сему и отрада!» –
Воскликнул, ступив на порог,
И понял он  с первого взгляда:
Владелец разгневан и строг.

 

«Ты был на охоте? Что ныне

Принес мне?» – спросил его князь.

О  том, что случилось  в лощине,

Хашим рассказал, не таясь.

 

Князь вспыхнул: «Как баба, как дура,

Ты действовал, жалкий глупец!

Мужчина жалеет ли  тура?

Растаял, как  тает свинец!

 

Забыл ли ты с этого часа,

Что турьи  нужны мне рога,

Что  турье мне надобно мясо,

Что  ты мой  покорный слуга?»

 

«Да, я твой слуга безответный,
Никак не уйду от нужды.

Сам знаешь, что я многодетный,

И дети легли без еды».

 

«К  чему мне, дурак, твои  дети?

И знать мы о них не хотим!»

«Иль жить мы не вправе на свете?» –
Чуть слышно промолвил Хашим.