Телевикторина

Жаль, нет у балкарцев печати,

А  то б напечатал рассказ,

Но мир – на заре, на закате –
Сокрыт для левидящих глаз.

 

В горах у пас грамотных мало,
Живет в темноте наш народ,

И многих неволя сломала,

И голод вздохнуть не дает.

 

Завьюжены сакли сурово,

И вихри не молкнут в ночах.
Сейчас я начну свое слово, –
Лишь ветки подброшу в очаг.

 

У нас отнимают и поле,

И хлеба голодный запас,

Но сказки, но песни о воле
Никто не отнимет у нас!

 

Опасны они супостатам,

В них сила народа жива.

Нет, мы не уступим проклятым
Рожденные в сердце слова!

 

Я так же, как тур, окровавлен,
Но раненый тур убежал,

А я не бегу, хоть направлен
Всегда в мое сердце кинжал.

 

Откладывать повесть не будем:
В золу превратишься, гляди,
Когда ты не выскажешь людям
Всё  то, что пылает в груди.

 

О раненый тур, мы похожи,

Я ранен, как ты, я горю,

Я тоже страдаю, и тоже

Я кровью своей говорю!

 

2

 

Красивый,  большой,  круторогий,

Стремительно тур поскакал

По узкой и трудной  дороге

К воде, что текла между скал.

 

Заснуло усталое стадо,

А тур, опершись на утес,

От волчьего хрипа и взгляда
Всю ночь охранял диких коз.

 

Охотников знал он обычай,

Он помнил, как щелкал курок,
Но пули не стал он добычей

И  стадо пока уберег...

 

Заря  за горой разгоралась,

А стадо,  напившись  воды,

По скалам неспешно взбиралось,

Не зная, не чуя беды.

 

Таилась напротив засада.

Вот выстрел гремит из-за скал.
И вверх устремляется стадо.

А тур? Он в крови, он упал!

 

Не  в  силах  подняться по  кручам,

В  лощину  он бросился вниз

И,  жгучею  раною мучим,

В ущелье над бездной  повис.

 

Охотник, в звезду свою веря,

В горах обошея все пути,

Но пулей пробитого зверя

Нигде не сумел он найти.

 

А тур, изнывая от боли,

В ущелье, где травка добра,
Мечтая о жизни и воле,

Всю ночь пролежал до утра.

 

Тяжелая рана горела,

И странно ломило в костях,

А кровь его жарко чернела

На горных цветах и листах.

 

Казалось, теперь он спокоен

И хватит терпенья и сил.

Он тяжкую рану,  как воин,

С достоинством переносил.

 

Подняться несчастному надо,

Но падает, падает кровь.

Совсем обессилел, но стадо
Увидеть надеется вновь.

 

Пылает кровавая рана,

Дышать на земле тяжело,

И вверх он глядит непрестанно,
Куда его стадо ушло.

 

3

 

Но  где  тот охотник,  который
Плутал по тропинкам глухим?
Сегодня отправился в горы
Сосед и земляк наш Хашим.

 

В нужде  прозябая  великой,
Охотой кормил  он семью,
Скитался в  горах  горемыкой

В безлюдном, лесистом краю.

 

Возникла скала снеговая.
Увидел он перед собой

Усталого тура: хромая,

Бежал он отвесной тропой.