НОВОЕ СЛОВО

  

НА КЛАДБИЩЕ В БЕЗЕНГИ

 

Я, скорбя, обхожу за могилой могилу.

Здесь, Кязим, ты найдешь свой последний приют.

Жизнь дана не навек, не храбрись через силу,

Верой дух укрепляй… Все однажды уйдут.

 

Ни один богатырь не укрылся от дани,

Даже горы седые сравнялись с землей,

И в траву превратились пугливые лани,

Что, пыля, по степям проносились стрелой.

 

И служивший добру, и злодей бессердечный –

Все страшились конца, но в могилу сошли.

Там, под спудом, в обители истинной, вечной

Им открылась обманчивость этой земли.

 

Вот – плита предо мной… Бияслан незабвенный,

Ты, сражаясь в ущелье, боец удалой,

Был мишенью для пуль – стала гибель мгновенной.

Много наших тогда не вернулись домой.

 

Айтханынгы ушатмайла,

Къыйынлыкъдан бошатмайла.

Тынчлыкъ бла жашатмайла,

Ашыбызны ашатмайла.

 

Кёп жыялла ахчаланы,

Толтуралла бохчаланы,

Къуруталла бахчаланы, –

Тергечигиз ахшы аланы.

 

Назму этген акъсакъ Кязим,

Жиляй-жиляй эки кёзюм,

Къалмагъанды менде тёзюм,

Сизге къалсын ахыр сёзюм.

1928

 

БЫЗЫНГЫ КЪАБЫРЛАРЫ

 

Къабырлагъа къарайма, кёлюм – такъыр,

Ахыр юйюнг мындады, Кязим факъыр.

Хаух дуния алдаулуду, болма батыр, –

Саулугъунгда Алллах деп, ийман чакъыр.

 

Кетгендиле садакъ окълай жигитле,

Оюлдула кёз жетмеген бийикле.

Къара жерде мелхум кырдык болдула

Жалаулада женгил чапхан кийикле.

 

Огъурсузла, огъурлула кетдиле,

Къоркъа-юрке, къара жерге кирдиле.

Керти юйлерин барып анда кёрдюле,

Бу дунияны алдаулугъун билдиле.

 

Ма бу къабыр… Ай мубарик Бияслан,

Къазауатда ёлюп кетдинг, жарлы жан.

Кёкюрегинг болду тарда илишан, –

Кёплерибиз къайтмадыла урушдан.

 

Твоя речь была мудрой. Ты крепок был в вере.

С топором и рубанком отлично знаком,

Ты для кузни моей сладил окна и двери –

И меня никогда не считал должником.

 

Да продолжится путь твой по райским угодьям,

С просветленной душой мы да встретимся в них!..

Помолюсь за него – ведь, когда мы уходим,

На кого нам надеяться, кроме живых?

 

Вот – к другой подхожу я могиле, хромая…

Трудно жил ты, Шио, небогат был твой дом.

Ты построил нам мельницу, камни ломая,–

Не чужим твои дети питались трудом.

 

Твоя мельница мелет – бежит и поныне

По канавкам, прорытым тобою, вода.

Тяжело нагрузив своим осликам спины:

«Мы к Шио, на помол»,– говорят иногда.

 

Вот валун. Здесь Чокур упокоился, бедный,

Что погиб, когда лошадь, взбесясь, понесла.

Ты, из рода Рахаевых самый заметный,

Помню, дом свой поставил в возглавье села.

 

Был могуч ты: быкам неподъемные бревна

На себе выволакивал, силы собрав.

Натрудил свою спину… Кто скажет, что словно

В темноте век ты прожил,– не будет не прав.

 

А, Шакманов Тарюк! Память чту о тебе я…

Твоя жизнь – хоть и князь – не была весела.

Ни богатств, ни себя самого не жалея,

Ты опорою был для родного села.

 

В дни, когда в Безенги, всех кося без пощады,

Злую жатву сбирая, явилась чума, –

Повернул ты обратно царевы отряды,

Не пустил их в ущелье – сжечь наши дома.

 

Керти сёзню айтыученг къоншубузда,

Болушуученг, – агъачха къолунг уста.

Гюрбежими эшигин, терезесин

Ишлеп бердинг, борч этмей бойнубузгъа.

 

Жаннетни сен къонагъы бол, мубарик,

Къыямат кюн жарыкъ бетден тюбейик.

Ёлгенлеге рахму, кечим тилейик,

Бизден умут этедиле, билейик.

 

Бу къабыр а… Таныгъанма – Шио факъыр,

Жарсый эдинг, жеринг, юйюнг бек такъыр.

Таш тюе, жашадынг, тирмен ишлединг,

Киши къыйын ашамай сабийлеринг.

 

Энтда тартады ун сени тирменинг,

Бузулмай турадыла илипинлеринг.

Шиону тирмени деп, эллилеринг

Келедиле, ауур жюклеп эшеклерин.

 

Бу гыйы таш… Рахай Чокурну сыны,

Сау тукъумда айырма эди сырынг!

Юй ишлединг, бек бийикге чыгъып,

Ёлюп кетдинг, юркген атдан жыгъылып.

 

Деу эдинг, – ёгюз жюгю агъачланы

Тар ичинден чыгъарыученг, кётюрюп.

Кёп тюйюлдюнг, аркъангы жауур этип,

Кюн кёрмединг, – ол да тюйюл ётюрюк.

Вам также может понравиться

About the Author: Mech