Кязим: Разум и Голос

Кто горцев спасет от оков?

 

Ты  ранен, – но  где же  лекарство?
Для  хищников  есть ли  свинец? 
Кто вырвет язык у коварства, 
Кто ложь разгромит наконец?

 

Кязим, как и ты, окровавлен,

Мой раненый горский народ,

И горем, как ядом, отравлен,

Он горькие песни поет!

 

8

 

О раненом туре пространный 
Рассказ я поведал сейчас,

Но ваши кровавые раны 
Излечит ли этот рассказ?

 

Но если, назло лихолетьям,

Из уст перейдет он в уста,

И  станет известен он детям,

В чьих .саклях живет нищета, –

 

Быть может, он горцу поможет 
Найти в себе силу борца,

И камнем воткнется, быть может,

В пустые и злые сердца.

 

Насильники тронуть робеют 
Поэта, опасного им,

Избить меня палкой не  смеют, 
Как били тебя, мой Хашим.

 

Хотелось бы  им невозбранно

В темнице втоптать  меня в прах,

Зарезать меня, как барана, – 
Но  знают  Кязима  в горах.

 

Не то я лишился бы сакли,

И  гибель обрел  бы давно,

И воды б в ущелье иссякли,
Которые пить мне дано.

 

«Посла не казнят», – есть присловье.

Народ меня сделал послом,
Чтоб  нищее  наше  сословье

Своим защищал я стихом.

 

Не смеют  князья меня трогать:

Из Мекки  пришел я  с  чалмой!

Но вражеский чувствую коготь,

Мне смертью грозят  и тюрьмой.

 

Пес  лает,  а ветер уносит.

Я сросся с вершинами  скал.
Народ меня  в горе не  бросит:
Я болью народною стал.

 

Насытить бы словом, как хлебом,

Народ  моей бедной земли!

О воле молюсь перед небом, 
Чтоб жить на земле мы могли!

 

1907

 

БУЗЖИГИТ

1

 

Всю землю озаряя,

Сверкая вновь и вновь, 
Подобно птице рая,

Слетает к нам любовь.

 

Но этой птицы крылья, 
Лишившись вышины,

Не раз в огне насилья

Бывали сожжены.

 

Печалились нередко

Поэты с давних лет:

«Любовь цветет, как ветка,

Но вянет юный цвет».

 

Меджнун блуждал в пустыне, 
Любовью одержим, –

Печаль его поныне

Близка сердцам людским.

 

Она живет в народе,

Как вихря буйный взлет,

Как ветер в дымоходе,

И плачет, и поет.

 

Кязим в  тиши  нагорий
Скорбел в глухой дали,

Когда прочел о горе 
Меджнуна  и Лейли.

 

Их жаркое влеченье 
Прославлено людьми.

В  них – Навои свеченье,

В них – пламя Низами.

 

В них – Физули  крылатый,

Что  отнял  мой покой:

Как над могилой брата,

Я плакал над строкой.

 

Поэты!  Всем влюбленным, 
Постигнув боль  земли,

Вы  словом раскаленным 
Отраду  принесли.

 

А на земле поныне

Царят и страх, и гнет,

И до сих  пор  в  кручине

Меджнун в степях  бредет.

 

И  гибнет птица рай,

Опалена огнем,