Поиск


КЯЗИМ: подаренное слово Книга, которую вы держите в руках, написана не к юбилею или определенной дате, у нее нет конкретного заказчика, государствен-ного или тем более частного финансирования, как бы это ни звучало невероятно в наше время. За ней лишь одно – веление души, желание сказать свое слово о большом поэте, глубоком мыслителе, проповеднике духовности, неповторимой личности, оставившей неизгладимый след в истории балкарского народа.

Задумав эту работу еще несколько лет назад, мы с удивлением обнаружили, что о жизни Кязима, остающегося современником многих жителей республики, известно невероятно мало. Не воссо-здан ряд моментов его биографии, не столь уж богатой на события, нет объективной датировки ее вех – так, точно неизвестно, сколько раз совершал он хадж к святыням ислама, да и когда конкретно. А ведь обращение к архивным источникам позволяет снять многие не-ясности, пролить свет, к примеру, на взаимоотношения поэта и вла-сти. Имеет ли это особое значение в наши дни, скажет, вероятно, кто-то, главное ведь творчество, строчки, подаренные мастером. И такая точка зрения имеет право на жизнь, но общеизвестно, что в судьбе большого художника, воплотившего в себе не только твор-ческие, но и нравственные начала, интересно и важно буквально все, вплоть до житейских мелочей, тем более, что в конкретном случае они ни на йоту не принижают личность, а, наоборот, свиде-тельствуют о ее величии, знаковости, посланности. Тем печальнее факт, что практически не зафиксированы живые свидетельства род-ных, близких, односельчан (приводимая нами библиография публи-каций достаточно жестко подтверждает это), не опрошены многие, знавшие, видевшие Кязима, сохранившие в памяти его образ, стихи, поступки. Не нам рассуждать на эту тему, тем более, что не раз в процессе подготовки книги, к сожалению, приходилось слышать высказывания о правомерности самого обращения к данному герою представителей иной культуры, безапелляцинной уверенности – что, мол, могут сказать нового о национальном гении люди, не зна-ющие языка, на котором творил поэт. Это, без сомнения, верно, не-знание языка сузило круг наших возможностей в постижении твор-чества Кязима, но мы постарались в какой-то мере компенсировать его, включив в орбиту подготовки как можно большее количество людей любящих, ценящих, понимающих поэта.

Поездки по местам, связанным с его именем, – Шики, Кичмалка, Шалушка, многочис-ленные встречи со знавшими Мечиева, его близкими и родственни-ками, беседы с литературоведами, поэтами, учеными нашли отра-жение в книге. Принципом ее построения стало слово – то самое «Хорошее слово», которое Кязим воспел и восславил.

Слово судьбы, состоящее из хронологии и «Мемориа» (от лат. памятный), – ве-дущий раздел книги: это попытка воссоздать биографию Кязима че-рез рассказы современников, в большинстве своем записанные ав-торами в наши дни, воспоминания тех, кто общался с Мечиевым, почерпнутые в основном из периодики; через архивные материалы, активную помощь в поиске которых оказала известный исследова-тель, работник Центрального государственного архива КБР Евгения Тютюнина. В разделы – а их 17 – вошли тщательно отобранные, а в ряде случаев и отредактированные отрывки из исследований, статей, за-меток, рецензий, анализирующих наследие балкарского классика.

«Слово духовное» – отразившее мудрость народную.

«Слово агитационное» – вобравшее в себя реалии времени, когда творил поэт.

«Слово главное» – включающее в себя разбор крупных произведе-ний классика.

«Слово чистое» – суждения о мечиевских стихах из-вестных российских литераторов.

«Слово Кайсына» – достойного ученика, восславившего учителя.

«Слово зримое» – позволяющее вспомнить иллюстраторов, воодушевленных пером мастера и т. д.

Два раздела – «Слово библиографическое» и «Слово новое» – заслуживают, на наш взгляд, особого внимания, ибо в одном из них впервые собраны сведения о публикациях кязимовских книг и о нем самом, за помощь в подготовке которых мы выражаем искреннюю благодарность библиографу Азизе Махиевой. А в другом – новые переводы, в том числе и широко известных произведений, осу-ществленные Георгием Яропольским. Параллельная публикация позволяет увидеть, насколько ответственно и бережно подошел ис-полнитель к работе – без сомнения, его попытка донести суть ори-гинала до русскоязычного читателя увенчалась успехом, и у балкарского поэта теперь значительно расширится круг почитателей. Авторы своей работой не претендуют ни на полемику, ни тем более на истину в последней инстанции – мы хотели высказать свое отношение к такому неординарному явлению, как мечиевские жизнь и творчество, в меру своих скромных сил способствовать его большей востребованности, выразить искреннюю благодарность самому Кязиму, вошедшему в нашу жизнь, сделавшую ее ярче, светлее, чище, добрее…